Гибель А. де Сент‑Экзюпери на В«ЛайтнингеВ»


31 июля 1944 года во время разведывательного полета исчез самолет В«ЛайтнингВ», которым управлял французский авиатор и писатель Антуан де Сент‑Экзюпери.


Во время Второй мировой войны французский писатель, летчик Антуан де Сент‑Экзюпери написал аллегорическую сказку В«Маленький принцВ». Замечательная поэтичность удивительной истории запоминается на всю жизнь. Книга стала бестселлером XX века. Во Франции каждый ребенок прочитал В«Маленького принцаВ». Во всем мире известны и другие произведения Сент‑Экзюпери: В«Южный почтовыйВ», В«Земля людейВ», В«Ночной полетВ», В«Военный летчикВ», В«ЦитадельВ».
Антуан де Сент‑Экзюпери родился в Лионе 29 июня 1900 года; в 12 лет его впервые взяли в полет, и с тех пор он навсегда В«заболелВ» небом. Правда, некоторое время он учился архитектуре, но после службы в армии ему наконец удалось получить диплом летчика. В 30‑е годы Антуан на почтовых самолетах летал над Средиземным морем, пустыней Сахарой и Южной Америкой, не раз оказываясь на волосок от гибели. В 1939 году, с первых месяцев Второй мировой, Экзюпери стал военным пилотом, а в 1943‑м ему пришлось оставить штурвал по возрасту, однако он сумел уговорить медиков не отнимать у него неба, вЂ” жить без него он не мог точно так же, как и без своих записных книжек.
16 мая 1944 года майор Антуан де Сент‑Экзюпери возвратился в свою авиаразведывательную часть, базирующуюся в Алгеро, на острове Сардиния. Командующий союзнической авиацией на этом участке американский генерал Икерс разрешил Сент‑Экзюпери выполнить пять полетов (В«Пять, ни одного больше. И то слишкомВ»). Антуану было уже 44 года, и американцы не хотели допускать к полетам на современном военном самолете такого В«пожилого человекаВ».
Последний из этих пяти полетов Сент‑Экзюпери должен совершить 29 июня — в свой день рождения. Французский командир эскадрильи, Рене Гавуаль, лишь после долгих уговоров разрешил Антуану подняться в воздух.
Итак, пять запланированных боевых вылетов выполнены. Но Сент‑Экзюпери не хотел мириться с тем, что он уже не будет летать, и добился разрешения еще на три полета.
Де Сент‑Экзюпери, мужчина крупного телосложения, едва помещался в тесной кабине. Кроме того, его почти постоянно мучили боли от полученных ранее травм. Во время предпоследнего полета Антуан допустил грубую навигационную ошибку. К этому следует добавить наступавшие в предыдущие месяцы тяжелейшие приступы депрессии, о которых говорят его дневниковые записи. Он упрашивал, умолял командиров и начальников всех рангов разрешить летать, но ему упорно отказывали…
В«Тогда я был начальником штаба эскадрильи 2/33, вЂ” пишет Жан Леле, вЂ” и Сент‑Экс часто наведывался ко мне, чтобы я помог ему, как будто он был обыкновенный летчик, как и все мы. Но мы все понимали, что потеря Сент‑Экзюпери как человека гораздо более страшна, чем потеря его как летчика, и боялись за его судьбуВ».
Гавуаль, убежденный, что де Сент‑Экзюпери не пригоден больше к пилотированию самолетов, в то же время не мог ни в чем отказать своему знаменитому другу. А писатель никогда не В«укладывалсяВ» ни в какие рамки и правила. Но присутствовал еще политический мотив: де Сент‑Экзюпери отстаивал свою честь, так как сторонники генерала де Голля считали его чуть ли не предателем за то, что тот не желал к ним присоединиться. В генерале де Голле он видел потенциального диктатора, что‑то вроде испанского генерала Франко.
Антуан де Сент‑Экзюпери не только сильно переживал вынужденное бездействие, но и казнил себя за все свои неудачные полеты.
В эти трудные для него дни рядом с ним находился Рене Гавуаль. Однажды после продолжительного разговора Сент‑Экзюпери отдал ему маленький чемоданчик со своими рукописями. В«Это было похоже на завещание, вЂ” пишет генерал Гавуаль. вЂ” У меня было предчувствие, что его скоро не станет. Мы оба плакали, и я его оставил очень поздно, захватив чемоданчик в свою комнатуВ».
Писатель передал рукописи своему лучшему другу, находясь в подавленном и смятенном состоянии. И все‑таки Антуан де Сент‑Экзюпери получил разрешение выполнить еще один боевой полет. Именно этот, девятый по счету полет и стал для него роковым.
31 июля 1944 года Сент‑Экзюпери пришел на аэродром на рассвете. Было безоблачно и тихо. Впервые ему помогал надеть тяжелый летный комбинезон не Гавуаль, а другой офицер. Рене даже не присутствовал при этом, настолько тяжело было у него на душе.
В 8 часов 45 минут самолет P‑38 с бортовым номером 223 под управлением майора Антуана де Сент‑Экзюпери взлетел с аэродрома Борго на острове Корсика, куда перебазировалась эскадрилья 2/33, для выполнения очередного разведывательного задания — готовилась высадка десанта союзников в Провансе.
Самолет‑разведчик не имел вооружения: вместо пушки и пулеметов на В«ЛайтнингеВ» установлена фотоаппаратура. Запас горючего — на шесть часов, за которые пилоту надо успеть поснимать Францию, занятую чужими войсками. Маршрут не короток: Корсика — Средиземное море — Монако; затем чуть ли не до швейцарской границы, к Женеве, и обратно — Леон, Гренобль, Бриньоль, Ницца. Летчику приказано избегать контактов с противником, особенно тщательно фотографировать в районе между Греноблем и Аннеси. Американский радар засек возвращавшийся с задания самолет Сент‑Экзюпери где‑то на подступах к Ницце. И вдруг в 13.30 В«ЛайтнингВ» исчез.
Время шло; на часах 14.45; Сент‑Экзюпери все не возвращался. На командном пункте собрались почти все летчики эскадрильи. Высказывались всякие предположения, еще теплилась надежда — произойдет чудо, с минуты на минуту Антуан вернется. Прошло еще три часа, и в рапорте зафиксировали: В«Пилот не вернулся, считать пропавшим без вестиВ».
Вечером этого же дня Гавуаль сделал опись имущества в комнате Экзюпери и обратил внимание на слишком аккуратно застеленную кровать: видимо, пилот не спал в ночь с 30‑го на 31‑е июля. На столе лежали два письма, адресованные друзьям в Алжир.
Последнее письмо Сент‑Экзюпери, адресованное Пьеру Даллозу, заканчивалось словами: В«Если меня собьют, я ни о чем не буду сожалеть. Будущее термитное общество меня пугает, и я ненавижу их доблесть роботов. Я… я был рожден, чтобы быть садовником…»
Несколько дней спустя Гавуаль передал чемоданчик Сент‑Экзюпери доктору Жоржу Пелисье, который впоследствии написал прекрасную биографическую книгу о писателе и пилоте В«Пять обликов Сент‑ЭкзюпериВ».
А вот какие сведения получил Гавуаль от тех, кто последним наблюдал самолет Сент‑Экзюпери. Ягер де Монтабан рассказывал: В«Мои родители жили в деревне Био. Тридцать первого июля 1944 года, в 12 часов, я был со своей матерью, и мы с ней видели самолет, который летел очень низко, но быстро. Мы видели летчика, он был в темном комбинезоне. У самолета было два двигателя и двойное хвостовое оперение, дополнительных топливных баков на крыльях не былоВ».
В журнале В«НувельВ» (в„– 16 за 1973 год; журнал 148‑й дивизии) появилась статья бывшего офицера вермахта Леопольда Бома. Он писал: В«Был конец июля 1944 года. Я командовал ротой ПВО в секторе от Вильфранше до Монте‑Карло. Я находился на вилле, в местности, которая называлась „Собачья голова“. Раненный, я велел поставить свою кровать на веранду. У меня была подзорная труба. В этот день я увидел три самолета, которые направлялись в Монте‑Карло. Они шли бреющим полетом, почти у самых волн. Они были почти над моим командным пунктом. Два, которые были над третьим, заставляли его снижаться до поверхности моря. Затем два самолета быстро набрали высоту и исчезлиВ».
Другой очевидец, Марсель Мишели (ему в 1944 году было четырнадцать лет), утверждает, что наблюдал за сражением из своего сада, на границе с Монте‑Карло. Он прекрасно видел самолет, упавший в море, и те два истребителя, которые преследовали его до падения.
Сюда можно присовокупить заявление Германа Корта, бывшего летчика, а затем офицера штаба немецкого воздушного флота, находившегося в Северной Италии. Поздно ночью он получил 31 июля от капитана Канта из штаба 2‑й авиадивизии, базировавшейся в Авиньоне, телефонограмму и записал ее в свою личную записную книжку: В«Сбит разведчик, самолет сгорел над моремВ».
В 1972 году западногерманский авиационный журнал В«ЛандзерВ» опубликовал рапорт немецкого летчика‑истребителя Роберта Хейшеля, сбившего самолет P‑38 В«ЛайтнингВ» в„– 223 в 12 часов 05 минут 31 июля 1944 года над морем.
Хейшель совершал вместе с напарником, сержантом Хогелем, патрульный полет в Марсель‑Ментона на своем В«Фокке‑Вульф 190 Д9В». В бой с В«ЛайтнингомВ» он вступил 31 июля. Хейшель вел прицельный огонь по правому мотору; в 12.05 самолет Сент‑Экзюпери был подбит. Француз попытался приводнить объятый пламенем В«ЛайтнингВ». Хейшель расстреливал его в упор, бил теперь по крыльям и дождался момента, когда самолет полностью ушел под воду. Немец довольно точно указал координаты воздушного боя — в десяти километрах от Сан‑Рафаэля. Через пятнадцать дней Роберта Хейшеля настигло возмездие: он погиб в воздушном бою.
Следует добавить, что 31 июля только один самолет типа P‑38 вылетал на разведку — машина Сент‑Экзюпери.
Можно лишь догадываться, как в действительности разворачивались трагические события 31 июля 1944 года; возможно, так: деревня Био находится на трассе полета в Борго на Корсике. Сент‑Экзюпери, атакуемый двумя истребителями, сбрасывает дополнительные топливные баки и пикирует на большой скорости к берегу. Он хорошо знает эту местность. Его мать живет в Кабри, а сестра — в Агее. Он пролетает невдалеке от Био, по направлению к заливу Ангелов, но два истребителя все же настигают его, заставляя снизиться до минимальной высоты, из‑за чего радиолокаторы Корсики не смогли обнаружить на своих экранах эти самолеты. Но что заставило Сент‑Экзюпери снизиться с высоты 10000 м при возвращении на базу ранее, чем нужно для безопасности полета? Ведь немецкие истребители не могли подниматься на высоту даже до 8000 м, не говоря уже о высоте 10000 м. И почему Хейшель умолчал в своем рапорте о втором немецком истребителе? Вопросы так и остались без ответа.
Конечно, Сент‑Экзюпери искали. И по сей день существует множество версий его гибели. В нескольких странах просмотрены тысячи архивных документов, имеющих хоть малейшее отношение к событиям того июльского полдня. Опрошено множество свидетелей. Гипотезы обработаны на компьютере. Долгое время основной считалась версия, связанная с летчиком‑истребителем Робертом Хейшелем.
Однако с этой версией согласны не все, вЂ” например, эксперт по военным вопросам Филиппе Кастельяно, считающийся во Франции крупным специалистом по опознанию потерпевших крушение самолетов. Среди причин гибели писателя он называет отказ двигателя или сбой в подаче топлива; наконец, плохое самочувствие пилота в холодной кабине. Многочасовые полеты на пределе сил с трудом выдерживали и молодые летчики, а де Сент‑Экзюпери было уже сорок четыре.
Поиски сгинувшего самолета предпринимались не раз. Луч надежды на раскрытие одной из самых печальных тайн Второй мировой войны дала находка французского рыбака близ марсельского берега. В сентябре 1998 года Жан‑Клод Бьянко поднял со дна почерневший от соли серебряный браслет, на котором выгравированы имена Антуана де Сент‑Экзюпери и его жены‑аргентинки Консуэлы.
В 2000 году француз Люк Ванрель у марсельского побережья, на глубине 85 м, обнаружил обломки боевой машины — искривленную всасывающую трубу, турбокомпрессор, части фюзеляжа и правого руля высоты. По найденным останкам удалось идентифицировать тип самолета. Речь идет о построенном на заводах американского концерна В«ЛокхидВ» P‑38 В«ЛайтнингВ» со специфическими признаками серии J. Это тот тип самолета‑разведчика, на котором отправился в свой последний полет де Сент‑Экзюпери. Но для того чтобы получить официальное подтверждение подлинности находки, необходимо обнаружить обломки самолета с номером той серии В«ЛайтнингВ». Организация поисков на дне моря и подъем частей самолета на поверхность — дело чрезвычайно хлопотное. При столкновении с поверхностью моря самолет развалился на множество кусков. Кроме того, следует учитывать, что местные рыбаки многократно прочесывали дно сетями. Это значит, что обломки самолета лежат на значительном расстоянии друг от друга, в радиусе 15 километров.
Давая имя современному аэропорту, страна сохраняет память о своих выдающихся соотечественниках. В 2000 году такой чести удостоен прославленный французский летчик и писатель. Теперь аэропорт В«Лион‑СатоласВ» официально называется В«Лион‑Сент‑ЭкзюпериВ».
Право открыть переименованный аэропорт и посадить на его полосу свой В«Мираж‑2000В» предоставлено капитану Эрве де Сент‑Экзюпери, внучатому племяннику писателя и авиатора. А начались торжества В«ночным полетомВ», в полном соответствии с традициями Экзюпери, около полусотни одномоторных самолетов, напоминающих те, на которых летал он сам. В Лион пилоты стартовали с базы на Корсике, откуда в свой последний полет отправился в конце Второй мировой французский писатель.





















Реклама: